Attention32.png Энциклопатия существует в виде целых двух книг: «Модицина» и «Апология».

Медицинские систематики

Информация из Encyclopatia
(перенаправлено с «Клинические классификации»)
Перейти к: навигация, поиск
«

Животные подразделяются на:

а) принадлежащих Императору,
б) бальзамированных,
в) прирученных,
г) молочных поросят,
д) сирен,
е) сказочных,
ж) бродячих собак,
з) включенных в настоящую классификацию,
и) буйствующих как в безумии,
к) неисчислимых,
л) нарисованных очень тонкой кисточкой из верблюжей шерсти,
м) и прочих,
н) только что разбивших кувшин,
о) издалека кажущихся мухами.

»
— «Китайская энциклопедия» (Х.Л.Борхес) цит. по М. ФУКО «Слова и вещи».
Рубрика создана Зориным Н. А.
Dexters systematics.jpg

Медицинские систематики — продукт любимого занятия врачей/«научных» сотрудников и чиновников от медицины по упорядочиванию малопонятного им окружающего мира путём присвоения ярлыков и нумерации попавшимся под руку объектам.

Понятие растёт из жалких попыток устранения перманентного хаоса в их собственных головах и/или создания ими же инструментария манипуляций и обогащения.

Синоним: медицинские классификации.

Этиология

Magicsound.jpg

МС зарождаются для того, чтобы:

  1. Изобразить деятельность – оправдать своё существование;
  2. Прославиться (составить «новую» систематику), создав иллюзию Прогресса;
  3. Манипулировать окружением, напр. продвигать продажи продукции медпрома, продав вперёд «болезни» и др. (см. ниже).

Порой разные цели сосуществуют.

Обычно в «медицинском научном быту» любят триады типа:

  1. простое,
  2. сложное и
  3. смешанное.

Иногда у олигофренов, отягощённых высшим образованием, КС способны принимать более изощрённые формы.

Встречайте! Классификация газоиспускания: «….., неофициально подразделяется на несколько типов соответственно наиболее характерным его проявлениям...»:[1]

  • «Шипучее»;
  • «Фукающее»;
  • «Пулеметное»;
  • «Взрывное»;

«Запах не является характерным признаком», хотя вообще-то запах вполне мог бы послужить клиническим дифференциально-диагностическим признаком.[2]

Часто для весомости рубрики МС снабжают словами-паразитами. Хорошим тоном также считается написать название рубрики через дефис (например, что-нибудь нервно-психическое или психо-неврологическое), иногда объединив часть и целое, что мы сейчас и продемонстрируем.
Систематики как организмы – подвержены искусственному отбору («Патоморфоз МС»).

Как это работает

Приведём некоторые механизмы социального отбора («социальных деформаций») систематик.

Научно-практические

Создание инструмента для сравнения исследований разных стран, ведения эпидемиологического учета, языка общения коллег и т. п. (обычно это декларируемая цель DSM; ICD и др.).

Социально-манипулятивные

(Подвиды: Социально-политические/Сексуально-демократические/Политико-экономические и т.п. – добавить любые по вкусу…)

Создание/сохранение удобных или устранение невыгодных/неудобных по политическим и/или экономическим, этическим и др. мотивам болезней/состояний/ и т.п.

Примеры: «вялотекущая шизофрения»; политкорректные: вместо МДП – биполярное расстройство; неполиткорректные: гомосексуализм[3]/содомия/педерастия и др., «менструальный синдром»; в DSM III была рубрика «нюханье клея».

И даже создание целых «научных» поддисциплин: «православная психиатрия»! Православный больной должен лечиться лишь у православного врача и с разрешения своего духовника. Явление возникло в рамках всё еще продолжающихся призывов к созданию не научной, а «национальной классификации». Где, вероятно, место параноидной шизофрении займёт «одержимость дьяволом», дефектных больных назовут «блаженными», эпилепсии вернут название «падучей» или «священной болезни», а некоторые формы психопатий отнесут к группе юродивых… и т. д.

Казалось бы, зачем?

Из названия группы следует: чтобы манипулировать социальным окружением.

Например:

  • Ограничить в правах, отправить на принудлечение (см. эвфемизм: «недобровольная госпитализация») и т. д.
  • Снизить или прекратить выплаты по инвалидности и т. п., против тех, которые понадобятся при ином взгляде на эти болезни.
  • Обеспечить благосостояние социальных групп/институтов (психоаналитиков, «кодировщиков» от алкоголизма, иглоукалывателей и пр.). Под «отклассифицированную» проблему можно защитить диссер, создать лабораторию, центр/кластер или НИИ и получить бюджетные средства, затем успешно их расхитить освоить.

Личностно-меркантильные

Систематики престижного «академического» института или просто отдельного влиятельного человека.

Патогенез

Механизм реализации целей вполне логичный: классификация, будучи одной из форм конвенционального межсубъективного представления, однажды возникнув, в дальнейшем эту действительность формирует.

Классификации....определяют наше отношение к классифицируемому объекту или событию

Hayakawa SI, Hayakawa AR. Language in thought and action. 5th ed. San Diego: Harcourt Brace & Company, 1990:111

Получая знания в готовом виде (обычно без изучения истории и механизмов их возникновения) врачи начинают путать систематику с Природой (что, собственно, и требовалось получить!).

Рождаются дебаты типа «Чья классификация объективнее?». Вопрос о ложности или «истинности» таких систематик надуман. Он происходит от незнания врачами философии и, как следствие, болезнь у них в головах становятся кантовской «вещью-в-себе» (т. е. существующей независимо от нашего сознания и, в ряде случаев, как бы спускаемой Господом на землю «за наши грехи»).

Например, совершенно несостоятельна долго просуществовавшая нозологическая концепция (она же тема статьи, одна из медицинских систематик) российской психиатрии, заимствованная у Э. Крепелина, вдохновлённая идеями Вирхова и классификациями инфекционных болезней (сейчас «подпольно» используется приверженцами «национальной классификации»). Она выделяет «нозологическую форму» болезни по трём критериям — наличию:

  1. Одинаковой причины;
  2. Единообразного течения (клинический патогенез);
  3. Одинакового исхода.

Как следует из работ самих её создателей,[4] для большинства психических болезней два из трех критериев… неизвестны (!). Получается, что болезни уже есть, а критерии, по которым они выделяются, ещё неизвестны...[5]

Однако, «у природы нет плохой погоды», нет у неё и понятия болезни, а есть приспособление к меняющейся среде. Пора понять, что классификации существуют только в наших головах.

А как же критерий истины?

Критерием “объективности”, “истинности” чего-либо (классификации, гипотезы, теории) будет не надуманное соответствие её некой “объективной реальности”, а соответствие некой социальной практике (критерию истины). Принятие классификаций диктуется нуждами практики и они всегда истинны для тех, кто конвенцию подписал (включил их в свою практику) и всегда ложны для тех, кто с нею не согласен

Н.А. Зорин «Что такое клиническая реальность и как ее понимают отечественные психиатры» Ж-л LOGOS 1’1998:321-331.

Например, сегодня никому не потребуется «родильная горячка» или паранойя» — они уже заменились другими болезнями, более подходящими для манипуляций нашей эпохи. Зачем сегодня говорить о «блуждающей матке» или о «вселении дьявола», если процедуры успокоения матки и изгнания дьявола уже утрачены?

Ещё

Домашнее чтение

  • Зорин Н. А. «Круговорот пороков, болезней и добродетелей, как инструментов управления экономически значимым поведением» Санкт-Петербург, 2016 (в печати).

Примечания

  1. The Merck Manual of Diagnosis and Therapy. Руководство по терапии в 2-х томах, М. «Мир»1997, т.I с577. Не верите? См: [1]
  2. В лучших традициях «клинических описаний» авторы раздела пишут, что «…этот недостаток иногда оборачивается преимуществом…» – некто по прозвищу “Le Petoman” выпёрдывал исполнял на сцене «Мулен Руж» сложные мелодии…
  3. Исключён из американской DSM III R под давлением сексуальных меньшинств; тогда же на очереди был выдавливаемый феминистками «менструальный синдром». При этом сами создатели DSM продолжают считать её «научной и «атеоретичной» (см. введение к ней).
  4. Руководство по психиатрии. В 2 т. М.. 1983. Т. 1С. 54
  5. Зорин Н. А. «Кризис клинической психиатрии: истоки и попытки преодоления (философско-методологический анализ)». Философские науки N8,1989 с. 43-52